• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
21:20 

Ого!

16.04.2010 в 17:27
Пишет Elruu:

Алиса в Африкандии
16.04.2010 в 16:31
Пишет sariku:

Африканская алиса


"Алису" адаптировали для африканских детишек зрительно и даже образно.

Заметьте, что девочка Алиса работает - она несёт дрова. У девочки в Африке (и у девочек всех эпох и всех народов) не было возможности валяьться на травке и читать книжки, в отличии от викторианской Англии. Но дальше сюжет почти не отступает от канонического:

Смотрим дальше? Много вкусных картинок ))

URL записи

URL записи

@темы: Книги, репостинг

19:24 

Да!

09.02.2010 в 17:41
Пишет KoriTora:

Йа тут тоже топчусь! ^___^
09.02.2010 в 17:32
Пишет Chmureczka:

Чудесно!
09.02.2010 в 16:18
Пишет Маркиз:

Действительно прелесть
09.02.2010 в 16:18
Пишет Plainer:

Вечный сюжет СФ
Вот ещё случайно на прелесть наткнулся:


URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

@темы: Книги, репостинг

23:25 

Обратила внимание, что Артём не рассматривает книги вверх ногами. Даю ему перевернутую книгу, он внимательно смотрит и разворачивает как надо:)

@темы: Книги, детьководческое

00:06 

Читаем.

СТРАШНАЯ ИСТОРИЯ (Эдуард Успенский)

Мальчик стричься не желает,
Мальчик с кресла уползает,
Кричит и заливается,
Ногами упирается.

Он в мужском и женском зале
Весь паркет слезами залил.

Парикмахерша устала
И мальчишку стричь не стала.

Год прошёл,
Другой проходит...
Мальчик стричься не приходит.

А волосы растут,
А волосы растут,
Отрастают,
Отрастают,
Их в косички заплетают.

— Ну и сын, — сказала мать, —
Надо платье покупать.

Мальчик в платьице гулял,
Мальчик девочкою стал.
И теперь он с мамой ходит
Завиваться в женский зал.

@настроение: непонятное

@темы: детьководческое, книги

21:05 

Тоон Теллеген "Две старые старушки".

Akiva-san , истории для взрослых отличаются от сказок для взрослых. Они не сказочные:) Попробуй одну.

ДВЕ СТАРУШКИ так крепко любили друг друга, что сделались несчастны. Кому это нужно, так они считали.
Любовь… – думали они пренебрежительно. Вот ведь чепуха-то!
Но поделать с собой ни чего не могли. Они любили друг друга, при встрече не могли унять сердцебиения и по ночам сжимали друг друга в объятиях со страстью и горечью. И тогда одна говорила: «Ах, как же я все-таки тебя люблю!» А другая отвечала: «И так далее и тому подобное».
Они пили ром и херес, с каждым днем больше и больше. Всё оставалось по-прежнему.
Они ели сапожный крем. Где-то они об этом читали. Чёрный сапожный крем, чайными ложками.
Они рассматривали друг друга под действием сапожного крема и замечали, что превратились в нечто бесформенное, распухшее, пучеглазое. У них выпадали зубы, они сидели и хрипели.
Ничего не помогало.
У них случались припадки.
Но они продолжали любить, и выкрикивали это друг другу с пеной и кровью у рта.
Когда действие сапожного крема кончалось, они сидели каждая в своём углу за ширмой, ненавидя любовь и того кто её выдумал, кто бы он ни был.
– Нельзя старикам любить! – кричали они друг другу.
– Нельзя!
Сердца их колотились.

@темы: Книги, Тоон Теллеген

18:02 

Тоон Теллеген "Не все умеют падать".

Akiva-san, для тебя моя самая любимая сказка:

ОДНАЖДЫ УТРОМ СЛОН УПАЛ С ИВЫ.
Мимо случайно проходила белка и увидела его сидящим на земле. Слон потирал шишку
на затылке.
- И каково это, упасть с ивы?
- Твердо, - ответил слон. - Но с дуба падать еще тверже.
- А с тополя?
- С тополя... честно говоря, не знаю, - ответил слон и прямо подскочил на месте.
Белка только и успела сказать:
- Да я не хоте...
Но слон уже карабкался на тополь и через несколько минут грохнулся вниз. Это
был такой удар, от которого даже земля задрожала.
Над слоном тут же склонилась испуганная белка. На лбу у него мигом вздулась огромная
шишка. Но слон шептал:
- Великолепно, белка... Как великолепно я упал...
Белка помогла ему подняться. Слон опирался на ее плечо, и они медленно пошли
дальше.
Слон объяснял белке, почему падать с тополя так необыкновенно.
- С него падаешь совсем по-другому, белка, я не знаю, как тебе объяснить... это
ни на что не похоже...
Белка кивнула.
В этот момент слон увидел липу и спросил:
- Это случайно не липа?
- Это липа, - ответила белка.
- Я тут подумал... а как... - начал было слон.
Но белка посчитала, что на сегодня слон уже достаточно напaдался. А то ведь на
завтра не останется ни одного дерева, решила она. И рассказала слону, что у нее
еще осталась сладкая ивовая кора, которую просто необходимо съесть. "А то испортится",
- сказала она.
- О, - только и произнес слон и нахмурил брови.
А чуть позже в это летнее утро они сидели у подножья бука и ели сладкую ивовую
кору, которая пока не успела испортиться.

@настроение: сказочное

@темы: Книги, сказки

10:26 

и грянула музыка звездных сфер.

Прежде всего, мы провалились. Мы недвижно сидели в своих креслах, от неожиданности вцепившись в ручки, и вместе с тем ошалело неслись вниз. Состояние невесомости наступило так внезапно, что у меня защемило сердце. Думаю, другие зрители чувствовали себя не лучше.
А потом зазвучала тонкая мелодия, в воздухе поплыли клубящиеся разноцветные облака и возвратилась тяжесть. Мелодия усиливалась, электронный оргАн гремел во все свои двадцать четыре тысячи голосов, цветовые облачка пронизало неистово пляшущее сияние, все пропало в
кружащемся многокрасочном дожде искр, не было видно ни стен, ни потолка, ни дальних соседей, а ближние вдруг превратились в какие-то факелы холодного света. И тут свет стал теплеть, мелодия убыстрилась, увеличилась тяжесть, в воздухе волнами пронеслась жара. Я уже собирался сбросить
пиджак, как зал озаряла синяя молния, все кругом запылало зловещими фиолетовыми пламенами и нестерпимо ударил ледяной ветер. Никто не успел ни отвернуться, ни защитить лицо руками. Оледенение разразилось под свист и жужжание электронных голосов. Перегрузка быстро увеличивалась, легким не хватало кислорода. Снова взревели трубы, запели струны, зазвенели медь и
серебро, в фиолетовой тьме зажглись оранжевые языки. Ледяное дыхание сменилось волнами теплоты, перегрузка падала, превращаясь в невесомость. Воздух, ароматный и звучный, сам лился в горло, голова кружилась от тонких звуков, нежных красок, теплоты и легкости в теле.
Так повторялось три раза - багровая шара под грохот труб и невесомость, стремительно нарастающий, пронзительно синий холод под перегрузку, почти удушье, мелодичное розовато-оранжевое возрождение, овеянное теплотой.
А потом в последний раз ударил мороз, промчалась жара, и, уже
по-обычному, солнечно вспыхнул потолок концертного зала.
Первая часть симфонии кончилась.
Со всех сторон неслись восклицания и смех. Кто-то кряхтел, кто-то оттирал застуженные щеки, кто-то зычно орал: "А ну, автора сюда! А ну, автора!" Большинство торопилось к выходу.
- Он с ума спятил! - негодовал Аллан. - Даже от Андре не ожидал такой нелепицы! Зачем вы меня сюда притащили?
Лусин молча наблюдал за взволнованными зрителями, а я возразил:
- Никто тебя не тянул, ты сам пришел. И что тебя ожидает, знал отлично. Я предупреждал, что музыку Андре могут вынести лишь здоровяки.
- Я здоровяк, но я мне нестерпимо! Неужели и во второй части такой
же-страх?
Я протянул ему пригласительный билет. На нем было напечатано: "Андре Шерстюк. Гармония звездных сфер. Симфония для звука, света, тепла, давления и тяжести. Часть первая - Круговорот миров. Часть вторая - Люди и небожители. Часть третья - Вечное как жизнь".
Аллан хмыкнул и повеселел.
- Здесь еще одного компонента не хватает: запаха, - пророкотал он,
посмеиваясь. - Вот бы смердящее аллегро и благоухающее адажио! Чтоб полнее
впечатление, как, по-вашему?

Сергей Снегов, "Люди как боги"

@настроение: ремонтное

@темы: Книги, фантастика

Мемуарник мамы "Сумкина" или неДетский экстрим

главная